РЕНЕ СТРАЙДЕР
  ЖЕРТВА

Перевод Gray

Когда зашел разговор о тех, кто свободен, одним из первых всплыло имя Кирби. И не только потому, что она была великолепна, но еще и потому, что она была бедой. Они не просто назвали ее опасной, нет, они говорили «беда», словно произнося это слово большой буквы «Б».

Гвин задала вопрос знакомым, с которыми она вместе обедала: своей новой коллеге Джен, ее партнеру Элле и двум их подружкам – вопрос о свободных женщинах, потому что она только что переехала в город. И ей действительно пора было хоть с кем-то переспать в ближайшем будущем, провести рукой по влажным бедрам другой женщины, а не по своим собственным, склониться губами к… Черт, у нее так давно никого не было, что она уже вся извелась. Полное целомудрие в последние пару месяцев, да еще в придачу переезд и все с ним связанное мешали ей сосредоточиться на новой работе. И другим вещам. Нехорошо.

Гвин оглядела остальных женщин, расположившихся за столом.
- Так почему все-таки…
- Она смертоносна, - перебила первая.
- Хищница, - веско добавила ее девушка.
- Дааа, - подтвердила Джен. – Держись от нее подальше. Она тебя съест и не поперхнется, - тут она фыркнула. – В буквальном смысле слова.
- Уж кому и знать, как не тебе, - сказала Элла, многозначительно глядя на свою любимую. – Те, у кого не было секса с Кирби, поднимите руки!
Ни одна рука не поднялась, все немного неловко заерзали и беспомощно заулыбались.
- Если бы мы нарисовали одну из этих схем, как в “L-World”, она была бы в центре, и все линии вели бы к ней, как все дороги ведут в Рим.

Все расхохотались, но не одно лицо при этом озарилось печалью.
- Серьезно, - Джен вздернула бровь и посмотрела на Гвин. – Есть в ней что-то такое, перед чем невозможно устоять. Она гипнотизирующее красива и целиком сосредотачивается на своей жертве. Даже если ты знаешь, что будешь с ней всего один раз, ты ничего не можешь поделать и добровольно идешь на заклание. А когда она с тобой занимается сексом, то тебе кажется, что так тебя не любил никто в жизни.

Все заулыбались красочному определению Джен, но одобрительно заворчали и закивали, потому что это была правда. И пока они описывали Кирби в еще более подробных деталях, возбуждение тихонько зашевелило лапками у Гвин в животе. Судя по всему, Кирби была хороша – подтянутая, но не перекачанная, черные глаза и короткие темные волосы. Она ездила на мотоцикле и любила кожаную одежду. И если она хотела тебя, ты это сразу понимала, потому что ее глаза рассказывали об этом прежде всего остального.

- А она когда-нибудь заходит сюда? – спросила Гвин.
- Иногда наведывается в бар на выходных, - ответила Элла. – У нас в субботу вечеринка, и она, вполне возможно, заглянет. Она всегда приходит одна, но никогда одна не уходит. Ты поберегись, Гвин, потому что ты как раз в ее вкусе. Почти с нее ростом, но светлокожая и белокурая – это же контраст, полная противоположность ей. Она такое любит. Но там будут и другие одинокие женщины, так что тебе в любом случае стоит прийти.
«Да я не пропущу эту вечеринку ни за какие коврижки», - подумала Гвин и стала вполуха слушать, как женщины продолжают разговор о своих одиноких и находящихся в поиске знакомых.

Настроение Гвин в оставшиеся до вечеринки дни можно было описать как нетерпеливое предвкушение. Желание поселилось в ее животе и редко оставляло ее. По ночам она проигрывала разные сценарии секса с интригующей, но пока безликой Кирби и стонала во тьме, прикасаясь к себе. А утром просыпалась вся на взводе из-за эротических сновидений, преследовавших ее всю ночь.

Собираясь на вечеринку, Гвин оделась с особым тщанием, создавая образ, который, как она надеялась, должен был привлечь внимание таких как Кирби. Лазурного цвета блузка с короткими рукавами и жемчужно-серые льняные брюки свободного кроя, но плотно облегающие задницу. И никаких задних карманов, чтобы не портить округлости. V-образный вырез на груди блузки Гвин сделала еще соблазнительнее, оставив две верхние пуговицы незастегнутыми. Блузка сама по себе была короткой, ее нельзя было заправить в брюки, а еще она была в точности такого же цвета, как ее глаза. Потом Гвин зачесала свои короткие, платинового цвета волосы назад и нанесла на веки едва заметный оттенок голубых теней, а на губы – мазок ярко-красной помады.

Наконец она встала перед зеркалом, придирчиво изучила себя и уверенно улыбнулась. «Ммм, элегантно вышло. Если бы я была Кирби, я бы себя захотела».
В качестве последнего штриха она надела на шею тоненькую золотую цепочку толщиной с волосок – и была готова.

Она приехала на вечеринку загодя. Хотела оказаться там раньше, чем Кирби, чтобы, когда та появится, иметь возможность за ней понаблюдать, оставаясь при этом незамеченной.

Вечеринка была многолюдной, гости были как в самом доме, так и на улице. Внутри женщины танцевали в открытой гостиной, примыкавшей к застекленному солярию. Снаружи, в саду, было потише. Гости ели, пили и беседовали в мягком свете дюжины фонарей среди пышно подстриженных кустарников и деревьев. Джен играла роль доброй хозяйки, показывая Гвин окрестности и представляя ее всем.

Гвин стояла с небольшой группой женщин в тени под деревом, прихлебывала красное вино, и тут легкий шум голосов привлек ее внимание к застекленным дверям дома, ведшим в сад.

В дверном проеме стояла женщина и пристально осматривала место действия из-под полуприкрытых век. Она была одета в обтягивающие черные кожаные джинсы и белую футболку, заправленную за низкий пояс без ремня. Поза ее была уверенной и расслабленной. Черные, очень короткие волосы были зачесаны назад, кроме челки, волной падавшей на лоб. Гвин прошлась взглядом по точеной фигуре и оглядела загорелые плечи и кисти рук. Эти руки были…

- О господи, - прошептала симпатичная рыжеволосая женщина рядом с Гвин, прерывая ее осмотр.
- Я так понимаю, это Кирби, - произнесла Гвин и шагнула назад, чуть дальше в темноту. Ее сердце пустилось вскачь, едва она бросила на нее взгляд. Она чувствовала, как оно тарахтит у нее где-то в районе горла.
- Она самая. И она – ходячая беда.
- Разбивательница сердец? – Гвин изобразила безразличие.
- Ага, из серии «трахни и забудь». И я знаю, о чем говорю.
Удивительно, но ее голос звучал скорее довольно, чем горько.

Гвин пока держалась на задворках вечеринки, мимоходом попивая вино, завязывая новые знакомства и в то же время продолжая наблюдать за Кирби. Когда та запрокинула голову и расхохоталась над чьей-то шуткой, Гвин решила, что настало время показать себя. Она спокойно вышла на свет, к столику с напитками. И скорее почувствовала, чем увидела, как темные глаза Кирби немедленно остановились на ней. К тому времени, как она наполнила свой бокал, женщина уже стояла рядом с ней. На короткое мгновение Гвин замерла, не в силах отвести глаза от дерзкого и голодного взгляда Кирби.

Она прокашлялась и протянула руку.
- Я - Гвин.
- Я знаю. Я за тобой наблюдала. Меня зовут Кирби.
Ладонь Кирби была большой и теплой. Когда она выпустила руку Гвин, ее длинные пальцы скользнули по ее ладони. Гвин проняла дрожь, и на крохотную долю секунды она засомневалась, а было ли это вообще хорошей идеей. Она уже была мокрой, а они даже еще не начали.
- Я знаю.
- А, - Кирби слегка улыбнулась. – Не хочешь ли потанцевать?
В ее глазах золотыми осколками отражался и дробился свет фонарей, и Гвин невольно подумала о глазах ястреба.
- Хочу, – Гвин оставила бокал на столике и пошла к дому. Все шло так, как она и надеялась. Кирби шла по пятам, и Гвин чувствовала ее горячую ладонь на собственной пояснице сквозь тонкий шелк. Она представила, как эта ладонь скользит ниже…

Элла, стоявшая у дверей, украдкой закатила глаза, когда Гвин глянула в ее сторону. Гвин закусила губу, чтобы не рассмеяться.

Всего только еще две пары танцевали в приглушенном свете ламп. Кирби опустила руки на талию Гвин и притянула ее к себе дразняще близко, но не настолько, чтобы их тела соприкоснулись. Гвин свободно обвила руками ее шею, привлекая ее еще ближе. Их груди задели друг друга так мягко, что Гвин подавила стон. Это было мучение.

Она чувствовала пронзительный взгляд Кирби на своем лице и целомудренно опустила свои глаза вниз, чтобы не смотреть на нее. Она знала, что если встретит ее взгляд, пока их груди касаются друг друга, то кончит тут же, не сходя с места.
Они раскачивались вместе под медленный сексуальный ритм – знойный женский голос и саксофон. И обе тяжело дышали. Гвин ощутила дыхание Кирби. Чистое и сладкое.

Руки Кирби медленно описали круг и спустились к заднице Гвин, пальцы одной руки слегка прижали углубление между ее половинками.
Гвин почувствовала, как Кирби качнула бедрами, прижимаясь к ней. Потом Кирби прижала свое бедро между ног Гвин и стала двигаться под музыку, касаясь ее возбужденной плоти достаточно жестко, чтобы свести ее с ума.

Гвин мимоходом подумала, а не оставит ли она влажный след на кожаных штанах Кирби. Она была уже достаточно влажной для этого.
Эта мысль чуть не привела ее на грань, и в отчаянии Гвин прижалась лбом к плечу Кирби, пытаясь обуздать вышедшее из-под контроля тело. Она сорвется в оргазм в ближайшие секунды, если только не облегчит давление между ног. Она отстранилась назад, подальше от настойчивого бедра.

- Ты такая красивая. Ты меня с ума сводишь, - промурлыкала Кирби в шею Гвин и провела губами и языком вниз, к ямке между ее ключиц, тихонько оттягивая тоненькую цепочку. - Пойдем отсюда.
Гвин молча кивнула и невидяще пошла к входной двери. Кирби следовала за ней по пятам.

Снаружи она глубоко вдохнула теплый воздух. Месяц в небе был тоненьким-тоненьким. Единственными источниками света были освещенный дом да уличный фонарь в половине квартала отсюда. Машины гостей были припаркованы то тут, то там на полутемной улице; некоторые из них даже стояли в парке на той стороне.

Кирби взяла Гвин за руку и зашагала через улицу в темноту. В тенистом укрытии под раскидистыми ветвями огромного дерева она снова притянула Гвин к себе, одной рукой сжимая ее задницу, другой прижимая ее спину. Она вжала ногу между ног Гвин, на этот раз жестче, и гладкая кожа заскользила по промежности Гвин. Промокшая льняная ткань брюк только добавила трения. Гвин прижала собственное бедро к лону Кирби и получила в ответ горловой стон. Когда их губы соприкоснулись в первый раз, обе женщины охнули.

Языки скользили друг по другу, повторяя ритм бедер. Сила поцелуя заставила Гвин прижаться спиной к дереву.
- Я хочу трахнуть тебя, - хрипло проговорила Кирби прямо в шею Гвин. Она протиснула руку между их телами, расстегивая пуговицы на брюках Гвин, и потянула молнию вниз. Пальцы коснулись живота Гвин и опустились к мягким волоскам.

О боже. Трясущейся рукой Гвин отвела руку Кирби.
- Подожди, не под деревом же. Кора слишком шершавая, - она застегнула молнию. – Давай к той машине.

Кирби последовала за ней безмолвно. Машина была хорошо спрятана в тенистом парке. У нее был здоровущий капот, с удобным изгибом сбоку. Гвин прислонилась к нему спиной и слегка выставила одну ногу вперед, раскрывая себя, чтобы принять тело Кирби. Их тела так хорошо подошли друг другу, промежность к бедру, бедра медленно раскачиваются взад и вперед. Гвин задрожала, когда Кирби погладила ее кожу под блузкой и поцеловала ее грудь сквозь шелк, прихватывая затвердевший сосок зубами. Единственное, что они слышали – это их собственное затрудненное дыхание и отдаленное буханье музыки, доносившееся от дома.
- Детка, я больше не могу ждать. Я хочу трахнуть тебя, - пробормотала Кирби и снова потянула молнию на брюках Гвин вниз. Она тяжело и часто дышала.

Внезапно, без предупреждения, Гвин оттолкнула Кирби от себя, схватила за плечо, развернула и припечатала к капоту, прижавшись к ее спине всем телом. Кирби охнула, когда воздух с шумом вырвался из ее легких. Одной рукой Гвин опиралась о капот, а другой мгновенно провела по животу Кирби вниз, коротко сжала ее и расстегнула кнопки на ее кожаных штанах.
- Сюрприз, - выдохнула она Кирби на ухо.
- Ты что, коп? – ошеломленно спросила та.
Гвин рассмеялась.
- Вряд ли.

Кирби была слишком ошарашена, чтобы отреагировать, да ей бы это и не помогло. Гвин была сильнее, годы тренировок по самообороне позволили ей с легкостью обездвижить Кирби. А дальше сила ей уже не понадобилась. Когда Гвин протолкнула руку в штаны Кирби и коснулась скользких, набухших складок, Кирби оказалась в ее власти. Она могла только стонать, пока Гвин проводила пальцами по сторонам от ее клитора, пока не касаясь его, мучая ее.

С горловым стоном Кирби запрокинула голову, а Гвин толкнулась дальше, в горячую влажность. Когда Гвин ощутила первое трепетание мышц, сжимающихся вокруг ее пальцев, она убрала руку так же быстро, как до этого вошла в нее.
- Хочешь, чтобы я остановилась? – дразняще прошептала Гвин, скользя губами по напряженным сухожилиям на шее Кирби.
- Боже, нет, только не останавливайся, - простонала Кирби.
Гвин рывком развернула ее лицом к себе и опустилась перед ней на колени. Одним движением она сдернула джинсы и белье Кирби вниз, к ее щиколоткам.
- Сбрось туфли, - негромко скомандовала Гвин.
Кирби подчинилась, все еще распластанная на капоте машины, дрожащая и тяжело дышащая. Гвин сдернула штанину с ее ноги.
- А теперь разведи ноги.
Кирби раскрылась перед Гвин и подалась бедрами к ее лицу.
Руками Гвин охватила заднюю поверхность ее бедер и вдохнула запах возбужденной женщины. Как она по этому соскучилась… Желание прошило ее насквозь.

- Ох, да! – прошипела Кирби и тихонько зарычала, когда Гвин коснулась ее губами, втянула ее в себя, посасывая и проводя языком по всей ее длине, пробуя ее. Когда она поняла, что Кирби больше не выдержит, она охватила скользкий комочек нервов губами и коснулась его кончика языком. Кирби кончила тут же. Гвин услышала ее приглушенный вскрик, ощутила, как Кирби напряглась, и кончила сама, даже не прикасаясь к себе.
-Боже, о боже, - простонала она, все еще касаясь губами Кирби, все еще судорожно сжимая пальцами ее бедра. Но Кирби не заметила этого – она стонала в такт скручивавшим ее тело спазмам. Когда Кирби медленно соскользнула на траву, Гвин обняла ее, прижала к себе и держала, пока та не успокоилась.

С глубоким и удовлетворенным вздохом Гвин встала, сунула руку в карман своих смятых теперь брюк и выудила оттуда визитную карточку. Она наклонилась и засунула ее в карман черных кожаных джинсов.
- Там мой номер. Позвонишь мне как-нибудь. – Гвин улыбнулась при виде ошеломленной, растрепанной и очень красивой женщины, которая все еще полулежала на земле. Она не спеша подошла к ближайшему дереву, где обнаружился припаркованный мотоцикл. Его почти не было видно в темноте, разве что хромированные детали слабо поблескивали. Она отстегнула шлем и перекинула ногу через седло.

Как раз перед тем, как двигатель винтажного «найтхоука» ожил, и она укатила во тьму, Гвин расслышала, как Кирби произнесла «Ох ты черт!» И тихонько сама себе рассмеялась.