Твоя тема

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Твоя тема » Ваша проза » Сказка на ночь


Сказка на ночь

Сообщений 271 страница 300 из 300

1

122936,52 написал(а):

Почему у нас нет темы "Сказка на ночь"?....
Никто не сказывает нам долго ли коротко...и про жили-были...и про одну принцессу...как в детстве....
И каждый день новый дежурный по сказке....для разнообразия....

 
А действительно, почему бы и нет?)
Давайте здесь про долго ли коротко ли, а особенно про "долго и счастливо"!
 
P.S.: Щас спою)

А мы послушаем:
Lea "Сказка про ланей"
Багира "Песочный город"
Ли С. "Носочки"
Ли С. "Гора"
Lea "Мышка Фенни и..." Часть 1
Lea "Мышка Фенни и..." Часть 2
Lea "Мышка Фенни и..." Часть 3
Lea "Мышка Фенни и..." Часть 4
Lea "Мышка Фенни и..." Часть 5
Lea "Мышка Фенни и..." Часть 6
Gray "Сказка про репку"
Чешир "Ненаписанный манифест"
Gray "Из жизни тыкв"
Чешир "Тыквенная голова"
Lea "Сказка о Большом Приключении одной тыквы"
Lea "Не первая красавица"
Lea "Не то чтобы Сказка про Красную Шапочку и дивный новый мир"

+6

271

И не факт, что когда-нибудь допишу третью часть)
Порыв прошел) словно это была вообще не я)

+2

272

174153,52 написал(а):

Всегда меня удивляет, как вы все в голове удерживаете, чтобы написать...и порыв почему не улетучивается....я так не умею...нет порыва, нет продолжения...

http://forumfiles.ru/uploads/001a/04/99/2/t32385.png
Сущая правда, Лаюки — нет порыва — нет продолжения!
Только так и пишется: на подьеме, на вдохе, на дружеской улыбке)
Или на внезапно охватившем чувстве, пусть даже и горестном...
А без этого я и коммента не смогу из себя выдавить   :dontknow:
Коли не приподняло и не несет))
Не зарекайтесь: сегодня нет — а когда-то: вдруг! :writing:
http://forumfiles.ru/uploads/001a/04/99/2/t75013.png

Отредактировано Кори (20.09.20 12:08:43)

+3

273

И это будет: сказка на ночь, с продолжением)

А это так, ассоциация с просторов:
Когда Трамонтана и Мистраль были маленькие...:)
https://forumfiles.ru/uploads/001a/00/cb/13/t357840.jpg

Отредактировано Кори (20.09.20 12:31:36)

+4

274

174153,52 написал(а):

и порыв почему не улетучивается....я так не умею...нет порыва, нет продолжения...

174155,52 написал(а):

И не факт, что когда-нибудь допишу третью часть)
Порыв прошел)

Знаете, мне тут подумалось... о наболевшем). Улетучившийся порыв — это жаль, но куда больше жаль, когда порыв не выплеснулся в слова. Хотя бы в черновик, наброски для “потом”. У меня это частая история:  в голове пронеслось и адью, а я так и не записала. Пытаюсь себя перевоспитывать.)

174153,52 написал(а):

Всегда меня удивляет, как вы все в голове удерживаете, чтобы написать...

Нуу, есть приемы.) Но это уже несколько не о порыве, вдохновении, явлении музы и голосе свыше.
 

Лаюки, я думаю, что в теме, возникшей по вашему призыву)... продолжение вашей сказки будет в самый раз. Тем более, что вы его уже “настучали”. Ну не томиться же дракону сказке в безвестности.)

+8

275

Тема из “сказки на ночь” все больше превращается в “сказки к полудню”. Но следующее сведение никак до вечера не ждет. По сообщениям мировой сети… сегодня, 21 сентября, — День поиска сказок!

Вот оно как, оказывается.

Конечно, я стала доискиваться до корней и причин, но их не нашлось.) Просто кто-то однажды решил, что это такой, вот, день. В интернете всюду цитируется (к сожалению, зачастую без указания авторства) один и тот же милый текст автора  Michletistka из Кален-даря: “Сказки очень непоседливы. Стоит вам отвернуться - они тотчас затевают игру в прятки. Одна спрячется за углом, другая - под кроватью, страшная сказка непременно залезет на чердак, а веселая свесится с бельевой веревки наволочкой в цветочек.

Притаившиеся сказки нетерпеливо ждут, чтобы их искали!

Сосчитайте до пяти - и торопитесь, пока они не успели перепрятаться!
   

Думаю, все читатели и авторы нашей сказочной темы примерно представили, чем сегодня хорошо бы наполнить свой план-график.

Тем более, что завтра — День раскрашивания серости, а к нему, согласитесь, нужно подготовиться. Хотя бы поймать за хвост ускользающую сегодня “наволочку в цветочек” не помешает.

http://forumfiles.ru/uploads/001a/00/cb/244/563061.jpg
Рисунок Treasure Hunt by Aimee Stewart

Отредактировано Lea (21.09.20 12:58:10)

+9

276

174328,244 написал(а):

Просто кто-то однажды решил, что это такой, вот, день.

да и пусть будет))
хороший день. думаю, одного дня, что бы искать сказки недостаточно) есть все шансы сделать праздник  долгим.
а завтрашний праздник предлагаю отмечать каждый день упорным трудом!

+7

277

174418,57 написал(а):

а завтрашний праздник предлагаю отмечать каждый день упорным трудом!

Принято к исполнению, Есения. http://www.kolobok.us/smiles/standart/yes3.gif

День раскрашивания серости пришел.)

http://forumfiles.ru/uploads/001a/00/cb/244/549706.jpg
Рисунок паблика DeviantArt

+6

278

174483,244 написал(а):

День раскрашивания серости пришел.)

Йее! Который год каждый день кисточкой машу... махаю, уже руки отваливаются - и наконец-то профессиональный праздник настал!
И картинка-то какая замечательная!

174328,244 написал(а):

Хотя бы поймать за хвост ускользающую сегодня “наволочку в цветочек” не помешает.

Ловила, как раз поймала.
Наволочка не моя, а Таэ Келлер, я по-прежнему только дал объяву перевела. Не очень в цветочек, скорее, в звездочку. Вот:

 
Давным-давно, когда люди ходили, словно тигры, когда ночи были темными, словно чернила, задолго до того, как появились солнце и луна, и даже звезды, жила-была девочка, рожденная в двух мирах. У нее было два облика, которые она могла менять по своей воле: превращаться из тигра в человека и из человека в тигра.

Она любила свое волшебство, и ей было одинаково хорошо в обоих мирах. Беда была в том, что ей приходилось держать свою силу в тайне. Мир вокруг разделился на два: люди не доверяли тиграм, тигры не доверяли людям, и ни те, ни другие не желали, чтобы в их пещерах водились предатели.

Поэтому девочка, рожденная в двух мирах, жила двумя жизнями. Днем она была человеком, а по ночам - тигрицей. Надо сказать, жить так было очень хлопотно.

Тигры - звери дикие и своевольные. Они говорят правду и готовы проглотить мир. Они ненасытны и всегда жаждут большего. А людские дочери - так ей было сказано - не должны жаждать. Они должны помогать. Они должны вести себя тихо.

Иногда девочка-тигрица путалась в своих жизнях. Делала не то, не там и не тогда. Слишком сильно чувствовала, как для человека, и слишком многого боялась, как для тигра. Куда как легче было бы сделаться кем-то одним.

И что хуже всего: из-за своей тайны ей приходилось жить в одиночестве. У нее были друзья и по семье в обоих мирах, но никто не знал, что у нее на сердце.

"Как ужасно так жить", - думала она. Но все равно жила, хранила свою тайну запертой глубоко внутри, пока однажды ее тело не изменилось новым образом: у нее должен был родиться ребенок.

Ребенок двух миров. Рожденный с той же волшебной силой и с тем же проклятием.

Но девочка-тигрица, теперь уже тигрица-мать, знала, что ей делать. Она не позволит своему ребенку прожить жизнь, разделенную напополам. Поэтому она попросила свою человеческую маму защищать новорожденное дитя, а сама пошла и стала карабкаться на самую высокую гору, выше и выше, пока не добралась до бога небес.

"Я никогда не роптала, - сказала она ему, - но сейчас я прошу за свою дочь. Я прошу тебя расщепить ее. Забери у нее волшебную силу, преврати нас обеих в людей и запри нашу тигриную часть где-нибудь далеко-далеко".

Богу небес не понравились ее речи. Он обычно не исполнял ничьи просьбы. Но она молила и молила, и тогда бог небес сказал: "Хорошо, ладно. Я исполню твое желание. Я могу забрать твою волшебную силу и силу твоего ребенка тоже, но прежде... хммм... твое дитя должно в одиночку прожить в пещере сто дней, не видя света солнца. А, и есть ей можно только полынь".

Девочка-тигрица была в ужасе. Она не заточит свое дитя в пещере! Нет ли какого-то другого способа? Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Она просила, молила и умоляла.

Бог небес рассердился. Какая сложная женщина! Но потом он подумал, что сам немного виноват: это же он сам когда-то случайно выдал ей второй облик. И тогда он сказал: "Хорошо, ладно. Есть другой способ. Я заберу волшебную силу у твоей дочери и надежно спрячу ее, но ты должна будешь мне помочь.

Видишь ли, я старею (конечно, я по-прежнему умен, силен, красив, и все такое). Но однажды мне потребуется кто-то, кто сможет меня заменить.
Оставайся здесь, в моем замке, стань принцессой небес и выучись моему волшебству. А взамен я выполню твое желание".

И девочка-тигрица согласилась, а бог небес от щедрости своей подарил ей один последний день, который она могла провести с дочерью.

Ей было очень жаль оставлять ребенка, но она знала, что ее дитя теперь в безопасности. Ее дочь никогда не будет потерянно и одиноко хранить свои тайны.

И перед тем, как оставить дочку навсегда, девочка-тигрица обняла ее на прощание и заплакала. Последняя слезинка сорвалась с ее ресниц и превратилась в жемчужину: прощальный подарок, оберег для дочери, чтобы та всегда носила его прямо над сердцем.

"Прощай, - прошептала она. - Береги себя".

А потом настала пора уходить. Бог небес сбросил ей веревку (или лестницу - разные люди рассказывают об этом по-разному), и она вскарабкалась наверх, в свой замок.

Жизнь на небесах недешева, поэтому девочка-тигрица нашла себе работу: ночь тогда была очень темной, и кому-то нужно было ее освещать. Принцесса небес стала рассказывать сказки, и каждая из них становилась звездой и делала ночь чуточку светлее.

+9

279

174489,8 написал(а):

Наволочка не моя, а Таэ Келлер, я по-прежнему только дал объяву перевела. Не очень в цветочек, скорее, в звездочку.

Что-то после прочтения этой наволочки захотелось в нее уткнуться.

174489,8 написал(а):

Беда была в том, что ей приходилось держать свою силу в тайне. Мир вокруг разделился на два: люди не доверяли тиграм, тигры не доверяли людям, и ни те, ни другие не желали, чтобы в их пещерах водились предатели.

Поэтому девочка, рожденная в двух мирах, жила двумя жизнями. Днем она была человеком, а по ночам - тигрицей. Надо сказать, жить так было очень хлопотно.

Казалось бы, где те тигры и корейский сказки, а где мы, но... как знакомо, не правда ли?

174489,8 написал(а):

Принцесса небес стала рассказывать сказки, и каждая из них становилась звездой и делала ночь чуточку светлее.

... и серость дней она, наверное, тоже прогоняла.)
 

Спасибо за краску - сказку в тигриную окраску.)

+4

280

174492,244 написал(а):

Казалось бы, где те тигры и корейские сказки, а где мы, но... как знакомо, не правда ли?

Да ужас просто) но это же нормально, когда хорошие сказки будто про тебя писаны. Так и должно быть.

174492,244 написал(а):

Спасибо за краску - сказку в тигриную окраску.)

У меня еще много)) На каждый день хватит, потому что

174418,57 написал(а):

завтрашний праздник предлагаю отмечать каждый день упорным трудом!

+8

281

174483,244 написал(а):

Принято к исполнению, Есения.

ах)) это прекрасная работа, или не работа - мир разукрашивать.
может  это просто сама жизнь?  https://reklama-no.ru/smiles/valentine.gif

+4

282

174489,8 написал(а):

Ловила, как раз поймала.
Наволочка не моя, а Таэ Келлер, я по-прежнему только дал объяву перевела. Не очень в цветочек, скорее, в звездочку. Вот:

Не уверена, что я люблю такие сказки. Слишком много эмоций они рождают, слишком беспокойным оставляют сердце и перевозбужденным мозг: что лучше, как нужно было поступить, какое решение принять? Я больше всего на свете хочу добра своему ребенку, но я не желаю получать в подарок один последний день, который могу провести с дочерью. И тот - "от щедрости"(((
Это очень жестокий выбор. Но, как говорится еще в одной подобной по силе воздействия сказке, "жестокость и благодеяние — оттенки одного цвета". Но вот тут мудрость меня и оставляет...

Отредактировано Ли С. (23.09.20 00:04:33)

+6

283

174636,94 написал(а):

"жестокость и благодеяние — оттенки одного цвета"

завис над высказыванием
повспоминал...
жесткосердие, пожалуй

+2

284

174636,94 написал(а):

Не уверена, что я люблю такие сказки.

Это да. Но такие сказки, помимо того что злят и будоражат, еще заставляют задуматься: ведь это мать от великой любви к дочери попросила, ее хотела защитить. А надо ли было? Может, у дочери было бы иначе? И вообще, насколько сильно можно вмешиваться в жизнь детей, желая им блага, конечно?
Опять же, она могла отказаться и оставить все как есть, но не сделала этого. На целую книгу размышлений хватит.

174636,94 написал(а):

Но, как говорится еще в одной подобной по силе воздействия сказке, "жестокость и благодеяние — оттенки одного цвета".

Мм, а а что за сказка?

+4

285

174698,8 написал(а):

Мм, а что за сказка?

Ох, это очень... эмм, какое бы вот слово?.. МОЩНАЯ сказка.
Я обязательно перескажу ее вам. Немножко терпения. К ночи должна успеть)

+4

286

МОЩНАЯ сказка)

Давным-давно, в те поры, когда бродили по земле дэвы, джинны и великаны, жил-был крестьянин по имени Баба Аюб. Жил он со своей семьей в маленькой деревне Майдан-Сабз. Большую семью надо было кормить, и Баба Аюб все дни проводил в тяжком труде. Каждый день работал он от зари до зари, пахал поле, копал землю и ходил за чахлыми своими фисташковыми деревьями. Во всякое время видали его в поле, склоненным в пояс, сгорбленным, как серп, каким он весь день махал. Руки у него были в мозолях и часто кровили, и всякую ночь сон забирал его, стоило донести щеку до подушки.
https://i.imgur.com/Tom9u6um.jpg
Скажу вам, в тех местах не один он такой был. В Майдан-Сабз трудно жилось всем обитателям. Селянам с севера, из долины, повезло больше — там фруктовые деревья, цветы и воздух сладок, в ручьях вода студеная, чистая. А Майдан-Сабз было селеньем бессчастным и нисколько не совпадало с картинкой, что представляется, когда слышишь ее название: Зеленое поле. На плоской равнине деревня лежала в кольце крутых гор. Ветер веял жаром и задувал пыль в глаза. Воду искать приходилось каждый день, потому что деревенские колодцы — даже самые глубокие — часто пересыхали. Да, река была, но к ней полдня пути, а вода круглый год текла в ней мутная. Через десять лет засухи и та река обмелела. Одним словом, люди в Майдан-Сабз работали вдвое тяжелее, а труды их давали половину того, что потребно для жизни. И все же Баба Аюб считал, что ему повезло: была у него семья, которой дорожил он превыше всего. Он любил свою жену и ни разу голоса на нее не повысил, не то что руку поднял. Он ценил ее советы и от души радовался ее обществу. И детьми их благословило: было их столько, сколько пальцев на руке, — трое сыновей и две дочери, и каждое дитя он любил всем сердцем. Дочери его были прилежные, добрые, милого нрава и на хорошем счету у всех. Сыновей же он научил честности, отваге, дружбе и безропотному трудолюбию. Они слушались его, как и положено хорошим сыновьям, и помогали отцу на поле. Но, хоть и любил он всех своих детей, сильнее остальных Баба Аюб втихаря обожал одного, младшего, по имени Кайс, — ему тогда исполнилось три года.
https://i.imgur.com/tZJJIvom.jpg
Были у Кайса темно-синие глаза. Он очаровывал любого, кто видел его, своим бесовским смехом. А еще был он из тех мальчиков, у кого силы через край, но они и из других ее всю выпивают. Едва научившись ходить, он так полюбил это занятие, что день-деньской, пока не спал, носился — а потом, вот незадача, еще и ночью, во сне. Не просыпаясь, выходил из глинобитного дома, где жила семья его, и брел в залитую луной тьму. Ясное дело, родители беспокоились. А вдруг в колодец упадет, или потеряется, или того хуже — нападет на него тварь из тех, что шныряют по равнине в ночи? Все перепробовали — ничто не помогает. В конце концов Баба Аюб нашел решение — самое простое, как оно частенько и бывает с лучшими затеями: снял маленький колокольчик с одной своей козы и повесил Кайсу на шнурке. Если Кайс проснется среди ночи, колокольчик разбудит кого-нибудь. Ночные блужданья вскоре прекратились, но Кайсу понравился колокольчик, и он расставаться с ним отказался. Вот так, хоть больше и не приносил задуманной пользы, колокольчик остался висеть на шее у мальчика. Когда Баба Аюб возвращался после целого дня трудов, Кайс несся навстречу отцу и утыкался лицом ему в живот, а колокольчик позвякивал при каждом его шажке. Баба Аюб вскидывал чадо на руки и нес в дом, а Кайс смотрел не отрываясь, как отец умывается, затем усаживался рядом с Бабой Аюбом ужинать. После еды Баба Аюб потягивал чай, глядел на свою семью и представлял, что придет день и все его дети женятся и заведут своих детей, и станет он гордым отцом еще большего семейства. Увы, счастливые деньки Бабы Аюба подошли тогда к концу.

Однажды в Майдан-Сабз пришел дэв.
https://i.imgur.com/xdCT8Mim.jpg
Надвигался на деревню от гор, и земля содрогалась с каждым его шагом. Селяне побросали мотыги, топоры да лопаты и разбежались кто куда. Заперлись по домам, забились в углы. Оглушительный топот дэва умолк, и тень его затмила небеса над Майдан-Сабз. Говорили, что на голове у него росли рога, жесткая черная шесть покрывала его плечи и мощный хвост. Говорили, что глаза у него горели красным. Никто не знал наверняка, понятное дело, — по крайней мере, никто из живых: дэв пожирал на месте любого, кто осмеливался хотя бы взглянуть на него. Селяне помнили об этом и предусмотрительно держали глаза долу. Все знали, зачем дэв пришел к ним. Они слыхали рассказы о его налетах на другие деревни и все изумлялись, как же повезло Майдан-Сабз, что дэв до сих пор обходил ее вниманием. Может, рассуждали они, нищая, скромная жизнь, какую они вели в Майдан-Сабз, сослужила им службу: детей удавалось кормить хуже, чем в других местах, и мяса у них на костях было меньше. Но увы, удача наконец отвернулась и от них. Затрепетала Майдан-Сабз и затаила дыхание. Семьи молились, чтобы дэв обошел их дом стороной, ибо знали они: если постучится дэв к ним в крышу, придется отдать одного ребенка. Дэв сунет его в мешок, закинет на плечи и уйдет восвояси. Никто больше не увидит несчастное дитя. А если семья откажется отдать. одного, дэв заберет всех отпрысков. Куда же дэв утаскивал детей? К себе в крепость, что стояла на вершине крутой горы. Крепость его находилась очень далеко от Майдан-Сабз. Долы, несколько пустынь и два горных кряжа надо преодолеть, прежде чем там окажешься. Да и кто в своем уме пошел бы — на верную-то смерть? Говорили, что в крепости полно подземелий, где по стенам развешены мясницкие ножи. С потолка спускаются крюки для туш. Говорили, там ямы с огнем, а над ними вертела. Говорили, что если дэв ловил чужака в своих владениях, он мог и преодолеть свое отвращение к мясу взрослых. Наверное, вы поняли, в чью крышу страшно постучал дэв. Услышав его, Баба Аюб страдальчески закричал, а жена лишилась чувств. Дети заплакали от ужаса — и от тоски, потому что знали: одного средь них неминуемо потеряют. Семье предстояло до рассвета принести жертву. Как описать мне мученья, что пережили той ночью Баба Аюб и жена его? Ни одному родителю да не придется делать такой выбор. Подальше от детских ушей Баба Аюб и жена его судили-рядили, как им быть. Говорили да плакали, говорили да плакали. Всю ночь ходили они взад-вперед по дому, рассвет близился, и пора уж было им принять решение: дэв так все подстроил, наверное, для того, чтобы их сомнения позволили ему отнять не одного, а всех пятерых детей. Наконец собрал Баба Аюб у крыльца пять камней одинаковой формы и размера. На каждом написал имя одного ребенка, а потом засунул все в джутовый мешок. Протянул его жене, та отшатнулась, будто держал он в руках ядовитую змею. — Не могу, — сказала она мужу, помотав головой. — Я не могу выбирать. Не вынесу. — И я, — начал было Баба Аюб, но посмотрел в окно и понял, что солнце того и гляди появится из-за восточных холмов. Времени оставалось мало. Горестно взирал он на своих пятерых детей. Чтоб спасти руку, придется отсечь палец. Закрыл он глаза и вытянул камень из мешка. Наверное, вы поняли и то, какой именно камень вытащил Баба Аюб. Как увидал имя на нем, воздел он лицо к небесам и взвыл. Разбилось сердце его, и взял он на руки младшего, а Кайс, слепо веря отцу, радостно обвил ручонками его шею. И лишь когда Баба Аюб вынес его из дома и закрыл за ним дверь, понял мальчик, что произошло, а Баба Аюб стоял зажмурившись, и слезы текли у него из глаз, и любимый сын его молотил кулачками в дверь, плакал и просил впустить его, и Баба Аюб шептал: «Прости меня, прости меня», — и земля содрогалась от поступи дэва, и завизжал ребенок, а земля все тряслась, покуда дэв уходил из Майдан-Сабз, но вот все стихло, и в тишине этой рыдал Баба Аюб и все просил Кайса о прощении.
https://i.imgur.com/yuH1a9Cm.jpg
Сорок дней скорби. И каждый день соседи готовили еду всей их семье и ухаживали за ней. Люди несли что могли: чай, сласти, хлеб, миндаль, а еще — сочувствие и сострадание. Баба Аюб даже благодарить их мог с трудом. Сидел в углу и рыдал, и слезы катились из глаз его, словно хотел он прекратить деревенскую засуху. Таких мучений и злейшему из людей не пожелаешь. Прошло несколько лет. Засуха не кончалась, и Майдан-Сабз погрязла в еще большей нищете. Несколько младенцев померло от жажды прямо в колыбелях. Колодцы совсем обмелели, и высохла река — но не страдания Бабы Аюба: эта река все набухала, с каждым прожитым днем. Семье от него не стало никакого проку. Он не работал, не молился, почти не ел. Жена и дети умоляли его прийти в себя, но все без толку. Оставшимся сыновьям пришлось трудиться вместо него, потому что Баба Аюб ничего не делал, лишь сидел на краю своего поля, одинокий, несчастный, и глядел на горы. Он перестал разговаривать с соседями — уверился, что они сплетничают за его спиной. Мол, трус он и по своей воле отдал сына. Негодный он, дескать, отец. Настоящий отец стал бы биться с дэвом. Сгинул бы, защищая семью. Как-то вечером он поделился этим с женой. — Не говорят ничего такого они, — ответила жена. — Никто не считает тебя трусом. — Я же слышу, — сказал он. — Это ты свой голос слышишь, муж мой, — ответила жена. Однако не сказала ему, что селяне и впрямь болтали за его спиной. Но говорили они, что он, быть может, умом тронулся. И вот однажды он сам подтвердил эти слухи. Встал на рассвете. Жене и детям ничего не сказав, сложил сколько-то хлебных корок в джутовый мешок, натянул башмаки, заткнул за пояс косу и ушел. Шел он много-много дней. Шел, покуда не гасло и блеклое красное сияние солнца вдали. Ночами спал в пещерах, а снаружи свистел ветер, — или у рек под деревьями, или скрывался меж валунов. Ел хлеб, а потом все, что мог найти, — дикие ягоды, грибы, рыбу, какую ловил руками в ручьях, а иногда и ничего не ел. И все шел да шел. Бывало, какой-нибудь путник спрашивал, куда он идет, он отвечал, и кто-то принимался смеяться, кто-то спешил прочь, боясь, что встретил безумного, а кто-то молился за него — если и у них дэв отнял ребенка. Баба Аюб головы не поднимал, а все шагал вперед. Когда башмаки его сносились, он привязал их к ногам веревками, а когда веревки порвались, отправился дальше босым. И так прошел он пустыни, долы и горы. Наконец добрался он к той горе, где на вершине стояла крепость дэва. Так жаждал он свершить задуманное, что не стал отдыхать, а сразу взялся лезть вверх, одежда — в лохмотья, ноги — в кровь, волосы спеклись от пыли, но решимость его была непоколебима. Острые камни рвали ему пятки. Ястребы клевали ему щеки, когда он карабкался мимо их гнезд. Жестокие ветры чуть не сбили его с горного склона. А он все лез и лез, с камня на камень, пока не оказался перед здоровенными крепостными воротами. Кто посмел? — прогремел голос дэва, когда Баба Аюб швырнул камень в ворота. Баба Аюб назвал свое имя. — Я пришел из деревни Майдан-Сабз, — сказал он. Ищешь себе погибели? Уж наверняка, раз тревожишь меня в жилище моем! Чего тебе надо? — Я пришел убить тебя. По ту сторону ворот воцарилось молчание. Затем они со скрежетом открылись и показался дэв. Он навис над Бабой Аюбом во всем своем адском величии. Ой ли? — сказал он голосом, что громовые раскаты. — Точно, — ответил Баба Аюб. — Одному из нас сегодня погибнуть, верное дело. На миг показалось, что дэв сметет Бабу Аюба с лица земли, — тот дэву на один укус, зубы у чудища острые, как стилеты. Но отчего-то медлило чудище. Дэв прищурился. Может, безумные слова старика поразили его. Может, сам вид его — лохмотья, лицо в крови, пыль, что покрывала его с головы до пят, раны по всему телу. А может, дэв не увидел в глазах этого человека и следа страха. Откуда, говоришь, ты? — Майдан-Сабз, — ответил Баба Аюб. Далеко этот Майдан-Сабз, должно быть, — судя по твоему виду. — Я не затем сюда пришел, чтоб ты мне зубы заговаривал. Я пришел, чтобы… Дэв вскинул когтистую лапу. Да, да. Ты пришел меня убить. Знаю. Но ты же позволишь мне сказать несколько слов, прежде чем прикончить меня. — Ладно, — сказал Баба Аюб. — Но лишь несколько. Благодарю тебя. Дэв осклабился. Могу я спросить, что же за зло такое я тебе причинил, что смерть на себя накликал? — Ты забрал моего младшего сына, — ответил Баба Аюб. — Он был самое дорогое для меня на всем свете. Дэв хмыкнул и почесал подбородок. Я многих детей отнял, у многих отцов, — промолвил он. Баба Аюб в гневе схватился за серп: — Тогда я отомщу за них всех. Должен сказать, твоя храбрость пробуждает во мне восхищенье. — Ничего ты не знаешь о храбрости, — ответил Баба Аюб. — Чтоб быть храбрым, нужно иметь что терять. А мне терять нечего. У тебя есть жизнь, — сказал дэв. — Ты уже отнял ее у меня. Дэв снова хмыкнул и задумчиво оглядел Бабу Аюба. А чуть погодя сказал: Ну что ж, будь по-твоему. Сразимся. Но сначала пойдем со мной — Шевелись, — сказал Баба Аюб, — у меня иссякает терпение. Но дэв уже шагал к громадному входу в крепость, и Бабе Аюбу пришлось двинуться за ним. Он проследовал за дэвом по лабиринтам коридоров, и своды каждого почти доставали до облаков и возлежали на великанских колоннах. Они миновали многие лестницы и залы — в любом поместилась бы вся Майдан-Сабз. Так шли они, покуда дэв не привел их в обширную залу, а дальнюю стену ее загораживал занавес. Иди ближе, — позвал дэв. Баба Аюб встал рядом. Дэв отдернул занавес. За ним оказалось стеклянное окно. В нем Баба Аюб увидел бескрайний сад. Шеренги кипарисов обрамляли его, а земли его усыпали цветы всех оттенков. Были там пруды, выложенные синими плитками, мраморные террасы и сочные зеленые лужайки. Баба Аюб разглядел изящные изгороди и фонтаны, ворковавшие в тени гранатовых дерев. И за три жизни не смог бы он представить места прекраснее. Но сразило Бабу Аюба, когда увидал он детей — они бегали и резвились в саду. Гонялись друг за дружкой по дорожкам, вокруг деревьев.
https://i.imgur.com/eXVJ726m.jpg
Баба Аюб поискал глазами — и нашел. Он был там! Его сынок, Кайс, живой и более чем здоровый. Он подрос, и волосы у него теперь стали длинные. На нем была красивая белая сорочка и отличные штаны. Он счастливо смеялся и носился за парой своих друзей. — Кайс, — прошептал Баба Аюб, и стекло запотело от его дыхания. И закричал он имя своего сына. Он тебя не слышит, — сказал дэв. — И не видит. Баба Аюб запрыгал, замахал руками, замолотил по стеклу, но дэв задернул полог. — Не понимаю, — сказал Баба Аюб. — Я думал… Это тебе награда, — сказал дэв. — Растолкуй! — воскликнул Баба Аюб. Я заставил тебя пройти испытание. — Испытание. Испытание твоей любви. Да, жестокая проверка, и чего она тебе стоила, я тоже вижу. Но ты ее прошел. Вот твоя награда. И его. — А если б я не выбрал его? — закричал Баба Аюб. — А если б я отказался от твоей проверки? Тогда все твои дети сгинули бы, — ответил дэв, — потому что они все равно прокляты — дети слабого человека. Труса, что выбирает смерть для всех своих детей, лишь бы не обременять совесть. Ты сказал, что нет в тебе храбрости, но я вижу ее в тебе. Ты сделал такое — такую ношу принял на себя, а это требует храбрости. И за это я тебя уважаю. Баба Аюб насилу поднял серп, но тот выпал из рук, громко лязгнул на мраморном полу. Колени у старика подогнулись, и пришлось ему сесть. Твой сын не помнит тебя, — продолжил дэв. — Его жизнь теперь — тут, и ты видел своими глазами, как он счастлив. Его кормят лучшей едой, облачают в лучшие одежды, с ним дружат, его любят. Его учат искусствам и языкам, а также мудрости и великодушию. Он ни в чем не нуждается. Однажды он вырастет и решит уйти в мир — и будет волен это сделать. Полагаю, многие жизни он осенит своей добротой и принесет счастье тем, кто сражен печалью. — Я хочу его увидеть, — вымолвил Баба Аюб. — Хочу забрать его домой. Правда? Баба Аюб глянул на дэва. Чудище потянулось к комоду, что стоял рядом с занавесом, и достало из ящика песочные часы. Знаешь, что это такое, Абдулла, — песочные часы? Знаешь. Хорошо. Так вот… Дэв достал песочные часы, перевернул их и поставил к ногам Бабы Аюба. Я разрешу тебе забрать его домой, — сказал дэв. Если ты так решишь, он не сможет сюда вернуться. Если решишь не забирать, ты никогда не сможешь сюда вернуться. Когда весь песок высыплется, я спрошу, что ты решил. С этими словами дэв ушел из залы, а Баба Аюб остался перед еще одним мучительным выбором. Заберу его, тут же подумал Баба Аюб. Не этого ли желал он более всего на свете, каждой частицей себя? Не это ли воображал в тысяче своих грез? Прижать малыша Кайса к себе, расцеловать его щечки и ножки, почувствовать мягкость его маленьких рук в своих? И все же… Если возьмет он его домой, какая жизнь ожидает Кайса в Майдан-Сабз? В лучшем случае — тяжкая жизнь крестьянина, как и его собственная, и все. И это еще если Кайс не помрет от засухи, как многие другие сельские дети. Простишь ли ты себя, Баба Аюб, зная, что забрал его — по собственной корысти — из жизни роскошной, многообещающей? С другой стороны, если он оставит Кайса здесь, как переживет он — зная, что сын его жив, зная, где он, — разлуку с ним? Как он это вынесет? Плакал Баба Аюб. И такое к нему пришло отчаяние, что взял он песочные часы и метнул их в стену, и разбились они на тысячу осколков, а мелкий песок рассыпался по всему полу. Дэв вернулся в залу и увидел Бабу Аюба — тот стоял над разбитым стеклом, плечи поникли. — Жестокая тварь, — вымолвил Баба Аюб. Поживи с мое, — ответил дэв, — и поймешь, что жестокость и благодеяние — оттенки одного цвета. Ты выбрал? Баба Аюб вытер слезы, поднял серп, привязал его к поясу. Медленно побрел он к двери, свесив голову. Ты хороший отец, — сказал дэв, когда Баба Аюб проходил мимо. — Жариться тебе в адском пламени за то, что сотворил ты со мной, — устало промолвил Баба Аюб. Он вышел из залы и уже направился было вон, как дэв окликнул его. Вот, возьми, — сказал дэв. Чудище протянуло Бабе Аюбу маленький стеклянный флакон с темной жидкостью. — Выпей по пути домой. Прощай. Баба Аюб принял флакон и больше не сказал ни слова. Много дней спустя его жена сидела на краю их семейного надела и ждала его так же, как Баба Аюб — Кайса. С каждым сгинувшим днем надежды ее вяли. Люди в деревне уже начали говорить о Бабе Аюбе в прошедшем времени. И вот однажды сидела она опять на земле, молитва трепетала у нее на устах, и тут увидела она тощую фигуру, что приближалась к Майдан-Сабз от гор. Сначала приняла она его за бродячего дервиша — иссохшего человека, одетого в тряпье, глаза пусты, виски впали, — и лишь когда подошел он ближе, она узнала своего мужа. Сердце ее забилось от радости, и закричала она с облегченьем. Когда отмыли его, напоили и накормили. Баба Аюб улегся в своем доме, а селяне столпились вокруг и забросали его вопросами: — Где ты был, Баба Аюб? — Что видел? — Что с тобой приключилось? Баба Аюб не мог им ответить, потому что не помнил, что приключилось с ним. Ничего не помнил он из своего странствия: как карабкался на гору к дэву, как говорил с ним, о его великом дворце, о зале с занавесом. Будто проснулся — а сон уж и забыл. Не помнил он о тайном саде, о детях и, самое главное, не помнил, что видел сына своего, Кайса, как он играет с друзьями средь дерев. Больше того: когда кто-нибудь поминал Кайса, Баба Аюб смаргивал в недоумении. — Кто? — спрашивал он. Не помнил, что вообще был у него сын по имени Кайс. Понимаешь, Абдулла, что это было деянье милосердия? То снадобье, оно стирает воспоминания. Такую награду получил Баба Аюб за то, что прошел и вторую проверку дэва. Той весной небеса разверзлись наконец над Майдан-Сабз. И на землю упал не легкий дождик, как много лет до этого, а могучий, великий ливень. Небо исторгало потоки воды, и деревня жадно раскрылась им навстречу. Весь день вода лупила по крышам Майдан-Сабз и заглушила все другие звуки в мире. Тяжкие, набухшие капли скатывались по кромкам листвы. Колодцы наполнились, реки поднялись. Холмы к востоку от деревни зазеленели. Расцвели полевые цветы, и впервые за много лет дети играли в траве, а коровы паслись. Всем радость. А когда дождь закончился, селянам нашлось работы. Глиняные изгороди размыло, побило несколько крыш, а поля местами превратились в болота. Но после муки убийственной засухи люди Майдан-Сабз не собирались жаловаться. Той осенью у Бабы Аюба народился самый большой урожай фисташек за всю его жизнь, и, конечно, на следующий год, и годом позже, — его урожаи лишь росли и в размерах, и в качестве. В больших городах, где продавал он свое добро, Баба Аюб восседал гордо за пирамидами фисташек и сиял, как счастливейший человек на земле. Засуха больше никогда не вернулась в Майдан-Сабз.
https://i.imgur.com/OhixTywm.jpg
Ты, может, спросишь, не проехал ли в один прекрасный день через деревню красивый молодой человек на коне — на пути своих великих приключений? Не остановился ли напиться воды, которой в деревне было теперь в достатке, и не присел ли преломить хлеб с селянами или даже с самим Бабой Аюбом? Не могу сказать, мальчик. Но одно говорю точно: Баба Аюб дожил до очень преклонных лет. И еще скажу, что всех своих детей он женил, как того и желал, а дети его родили своих, и каждый был Бабе Аюбу великим счастьем. И вот еще что: в некоторые ночи, без всякой особой причины, Бабе Аюбу не спалось. И хоть был он очень старым человеком, мог сам ходить, пусть и с палкой. Вот в такие бессонные ночи выбирался он из постели — тихонько, чтобы не разбудить жену, — брал палку и уходил из дома. Шел он во тьме, постукивая палкой, а ночной ветерок гладил его по лицу. Лежал на краю его поля плоский валун, и усаживался на него Баба Аюб. Сидел по часу или дольше, смотрел на звезды и на облака, что плыли мимо луны. Думал о своей длинной жизни и возносил благодарности за изобилие и радости, какими наградили его. Желать большего, знал он, будет жадностью. И вздыхал счастливо, и слушал, как ветер сбегает с гор, как поют ночные птицы. Но иногда ему казалось, что слышит он и другой звук. Всегда один и тот же — тоненький звон колокольчика. Он не понимал, откуда этот звон берется здесь, во тьме, когда все овцы и козы спят. Временами говорил себе, что ему мерещится, а иногда звал в темноту: — Кто там? Есть кто? Покажись. Но ни разу не слышал ответа. Баба Аюб не понимал. Не понимал он и того, почему вдруг волна чего-то — будто шлейф грустного сна — окатывала его, когда бы ни слышал он этот колокольчик, и всякий раз удивлялся, как неожиданному порыву ветра. Но потом оно проходило, как и все в мире. Проходило.

+7

287

Все, как в жизни...выбор не прост...и часов песочных порой не дают...а колокольчики звенят...это точно...

Отредактировано Лаюки (24.09.20 07:49:34)

+2

288

174727,94 написал(а):

МОЩНАЯ сказка)

Да. И как перекликается
Мы с ростом достижений цивилизации вообще привыкли к тому, что сказка - это что то слащаво-поучительное, в духе "Спокойной ночи, малыши". Ну, там, как один Зайчик отобрал у Белочки орех, а один Медвежонок не хотел чистить зубы, но потом все одумались и спели хором песенку о важности дружбы и личной гигиене. И потом еще пришел Ежик и озвучил мораль, и все вокруг поросло цветочками.
А настоящие сказки, как оказывается, могут быть не гламурными и делать больно и героям и слушателям. И ситуации такие, что правильный выбор невозможен, и слишком напоминают жизнь, а не белочек с зайками.
Очень мощная сказка, спасибо.
Ли С., а кто автор? Это же явно что-то литературное.

+3

289

174727,94 написал(а):

МОЩНАЯ сказка)

Вот такие сказки Кори в детстве и читал. А зайчики с ёжиками как-то мимо)
И все удивлялись: а чего это ты любишь сказки, ты же умный?)
Спасибо, Ли С.  :)  http://s8.uploads.ru/t/VwBIY.gif
Душа обязана трудиться...(с)
P.S. Щас дошло. Все детство думал, зачем в жертву приносят лучших, дэвам все равно на пожрать, а люди им как воробушки?
Для блага остающихся, чтоб не дрались кто лучший!)
И, как всякая восточная сказка, она о непривязанности. Все равно — терять...

Отредактировано Кори (24.09.20 13:03:03)

+4

290

174768,13 написал(а):

Все детство думал, зачем в жертву приносят лучших,

Ох, это интересный вопрос.
С одной стороны, лучших всегда выбивает первыми. На любой войне, в любой заварухе.
С другой стороны, может, лучшим персонаж делается именно потому, что им пожертвовали? Мертвых любить и восхищаться ими легко, они уже ничего не скажут, а ты живых попробуй любить, неудобных и своевольных.
С третьей стороны, в этой сказке у отца был выбор. Мог бы отдать другого ребенка, но такой ответственности и врагу не пожелаешь, правда? Проще положиться на волю случая и потом все равно страшно сожалеть. Здесь то сказка и начинается: с неправильного поступка, не того выбора, с допущенной слабины. И потом жуткий квест, чтобы все исправить, и не факт, что в итоге будет "долго и счастливо".
В общем, нравится мне эта тема, спасибо всем участвующим.

+3

291

1.

174768,13 написал(а):

зачем в жертву приносят лучших,

Затем, что только так – серьезно. Вы отдаете лучшее, что у вас есть, и этим демонстрируете серьезность своего отношения к высшим над вами силам, свое подчинение и покорность воле… божества ли, дьявола, огнедышащего или еще какого чудовища. При этом в основе этого акта все равно лежит сделка. Вы не просто так приносите жертву, вам нужно взамен – сохранение жизни, урожая, благословение рода или земель, или спасение души, и т.д. и т.п. Даже если (и особенно если) никто вам взамен ничего не гарантирует – тогда особенно ретиво надо приносить самую лучшую жертву, иначе несерьезно.
 
2.

174785,8 написал(а):

Здесь то сказка и начинается: с неправильного поступка, не того выбора, с допущенной слабины.

Какой поступок героя вы называете неправильным?
   

3. Я оставлю вопрос об авторе для ответа Ли. С.) Но я знаю источник и читала другое произведение автора не так давно, с довольно сложным принятием. Потому что Очень Другая культура, и чтобы понять эти вставные сказки, нужно попытаться внутри отодвинуть свое и впустить иное.  Для меня смысл сказки про Баба Аюб – в ответе на вопрос, кого и чему она учит.
 
4. По поводу настоящих сказок. Думаю, мы все читали «сказки народов мира», и даже их прилизанные-отредактированные версии и то несколько, эм, задевали, скажем так. Да и в наших «русских» недалеко ведь ушли.  Мотив жертвы или наказания один из самых популярных. Особенно в качестве жертвы, разменной монеты, компенсации были в ходу девушки. Но это же просто отражение реалий тех времен.

Полагаю, нам сейчас многое покажется диким и жестоким, что для предков было вполне в норме. Тот же выбор судьбы для дитя – так его же и делали. И жили дальше, в своей системе ценностей.

+2

292

174791,244 написал(а):

Какой поступок героя вы называете неправильным?

Тот, после которого все идет под откос и начинается настоящее действие.
Выбросить в печь лягушечью шкуру. Отвезти дочь в лес. Съесть яблочко. Отдать яблочко Афродите взамен на любовь прекраснейшей из земных женщин. Отпустить Сивку-Бурку и Золотую рыбку (а не запрячь и не сожрать, есть то хочется). Щуку туда же (а какая была бы уха!). Старушку-процентщицу тюкнуть. Герой сказки должен сделать что то не то, не так, как все. Из этого получается история, мне кажется.
А если говорить о Баба Аюбе, то не хотела бы я оказаться на его месте. Это не по человеческим силам - такое решать, здесь как ни поступи, будет мрак кромешный.

+3

293

174793,8 написал(а):

Тот, после которого все идет под откос и начинается настоящее действие.

Под откос в этой истории все идет с пришествием дэва.

174793,8 написал(а):

Герой сказки должен сделать что то не то, не так, как все. Из этого получается история, мне кажется.

Баба Аюб совершал сплошь правильные действия. «Не как все» он поступает лишь тогда, когда отправляется в крепость дэва. Но это формально «неправильный поступок», потому что именно он ведет к тому, что все становится хорошо.

174793,8 написал(а):

А если говорить о Баба Аюбе, то не хотела бы я оказаться на его месте. Это не по человеческим силам - такое решать, здесь как ни поступи, будет мрак кромешный.

Никто на такое место не хочет.
Но в этой сказке нет никакого «мрака кромешного». Здесь совершается правильный с точки зрения культурного кода выбор,  правильные действия, принимаются правильные решения, и в итоге за это воздается - счастливы все. Мальчик пребывает в райских кущах. Его семья осталась цела. Ливни пролились, и земля стала плодородной. И даже настрадавшемуся Баба Аюбе даровано забытье, чтобы он не терзался воспоминаниями и не мучился тоской по сыну.

+1

294

174795,244 написал(а):

Под откос в этой истории все идет с пришествием дэва.

Не уверена. У героя истории был все тот же серп, с которым он поперся в горы с дэвом воевать. А тогда был не готов, отчаяния не хватило. Кстати, что он делал серпом с фисташковыми деревьями, я стесняюсь спросить? Но это так, в скобках. Может, дело в переводе.

174795,244 написал(а):

Но это формально «неправильный поступок», потому что именно он ведет к тому, что все становится хорошо.

174795,244 написал(а):

десь совершается правильный с точки зрения культурного кода выбор,  правильные действия, принимаются правильные решения, и в итоге за это воздается - счастливы все.

Может быть, может быть. Но что ж мне, читателю, так хреново то?
От всех этих райских кущей и правильности.

174795,244 написал(а):

И даже настрадавшемуся Баба Аюбе даровано забытье, чтобы он не терзался воспоминаниями и не мучился тоской по сыну.

Милосердно, конечно, ничего не скажешь. Еще одного такого знаю, Иов его звали. Бог дал, бог взял, благословенно имя Господне.
Мне всегда было интересно, не тосковал ли он по тем первым своим детям, которые умерли только потому, что Яхве и Сатане пришла фантазия заключить достопамятное пари на реакцию праведника.

+3

295

174796,8 написал(а):

Но что ж мне, читателю, так хреново то?

Вот, пожалуй, ключевое. Второй день коммент не могу написать по этой причине. Нет ощущения счастья хотя бы в перспективе. Нет ни в тигровой сказке, ни в этой. А жертвы есть. Пусть и сдобренные бальзамом забвения. И вроде бы вырулили здесь к более-менее благополучному концу. А рана осталась. И колокольчик чудится Баба Аюбу, потому как стонет оно где-то и даже забвение не помогает. У меня после прочтения этой сказки возникли ассоциации с людьми, потерявшими память. В их жизни, возможно, было много страшного, того, что в здравом уме просто не выдержать. И болезнь отнимает память, стирает все события. Казалось бы - вот оно, живи и не мучайся. А чувства помнят. По своему помнят. В виде смутного или явного беспокойства, волнующих ассоциаций. Не успокаивается человек. Нечто подобное, как мне показалось, присутствует в сказке. Не со счастливым она концом.

+4

296

174796,8 написал(а):

Не уверена. У героя истории был все тот же серп, с которым он поперся в горы с дэвом воевать. А тогда был не готов, отчаяния не хватило.

Я сейчас тоже немного выпаду за рамки сказки и замечу уже из позиции «вне», что бунт уместен там, где он уместен. Если бы Баба Аюб со своим серпом ринулся на дэва прямо в ночь страшного решения, то что бы было? Нетрудно представить, что. Но и текст дает ясное представление:

А если семья откажется отдать. одного, дэв заберет всех отпрысков.
/.../
дэв так все подстроил, наверное, для того, чтобы их сомнения позволили ему отнять не одного, а всех пятерых детей.
/.../
Чтоб спасти руку, придется отсечь палец.

А когда герой отправляется на гору к дэву, далеко-далеко от своего дома, он не ставит под удар свою семью.

И еще одна важная, на мой взгляд, цитата:

174727,94 написал(а):

— Испытание. Испытание твоей любви. Да, жестокая проверка, и чего она тебе стоила, я тоже вижу. Но ты ее прошел. Вот твоя награда. И его. — А если б я не выбрал его? — закричал Баба Аюб. — А если б я отказался от твоей проверки? Тогда все твои дети сгинули бы, — ответил дэв, — потому что они все равно прокляты — дети слабого человека. Труса, что выбирает смерть для всех своих детей, лишь бы не обременять совесть. Ты сказал, что нет в тебе храбрости, но я вижу ее в тебе. Ты сделал такое — такую ношу принял на себя, а это требует храбрости.

174796,8 написал(а):

Но что ж мне, читателю, так хреново то?

174800,10 написал(а):

Вот, пожалуй, ключевое. Второй день коммент не могу написать по этой причине. Нет ощущения счастья хотя бы в перспективе.

А как иначе? Вы современные читатели с европейской системой ценностей. Конечно, вас будет скручивать в бараний рог от такой «высшей справедливости» и такого «счастливого конца» этой сказки.
 

Надеюсь, никто не посчитал, что я призываю сгибать колени перед безжалостным роком и отдавать все самое дорогое на заклание? Я всего-то сказку толкую.

Кстати, сюрприз:

Отдай ему все

— Нынче совсем немногие оставляют угощение, — сказал он и одним глотком прикончил виски, — но этот дом мне знаком, а его обитатели знают меня. Боль и Нужда сегодня должны отступить. Раз в году мне дана такая власть.
— Какая власть? — спросила ты. — А где ребенок? И куда вы подевали моего кота?
Санта махнул в сторону дома — теперь его окна светились странным зеленоватым светом, который излучало дитя. Даже на расстоянии мы ясно видели, что внутри стоит накрытый чистой скатертью стол и девочка расставляет на нем ветчину, пирог и сыр, а наш кот Ершик вьется вокруг и мурлычет, и его хвост маячит в воздухе.
Санта улыбнулся и вытряхнул мешок в сани. Оттуда посыпалось что-то затхлое, старое и сломанное. Последними выпали осколки битой тарелки, рваная куртка и кукла без головы. Мешок опустел.
Ни слова не говоря, он протянул его тебе и кивнул в сторону машины. "Он хочет, чтобы ты наполнила его, — подумала я. — Сделай это, пожалуйста, сделай это".
Но я не осмелилась произнести эти слова вслух. Это касалось тебя. Только тебя.
Ты поколебалась, а потом распахнула все дверцы автомобиля и принялась запихивать еду и подарки в мешок. Он был таким маленьким, но, сколько бы ты в него ни укладывала, а наполнить не могла. Я заметила, что ты озираешься в поисках оставшихся вещей.
— Отдай ему все, — сказала я.
Ты наклонилась и начала освобождать заднее сиденье. Машина к этому времени почти опустела, там остался только плетеный из лозы олень — настолько дурацкий, что его неловко было кому-либо предлагать.
Ты протянула тяжелый мешок одетому в красное незнакомцу. Он пристально посмотрел на тебя.
— Ты не все отдала мне.
— Вы имеете в виду плетеного оленя?
Дух Рождества вышла из дома. Ершик сидел у нее на руках и тоже светился зеленым. Я в жизни никогда не видела зеленых котов.
— Отдай ему то, чего ты боишься, — произнесло дитя.

Отредактировано Lea (24.09.20 20:44:29)

+3

297

174757,8 написал(а):

Ли С., а кто автор? Это же явно что-то литературное.

174791,244 написал(а):

Я оставлю вопрос об авторе для ответа Ли. С.) Но я знаю источник и читала другое произведение автора не так давно...

Gray, я вот прям с удовольствием отвечу на этот вопрос. И подтвержу беззвучное предположение Lea: с этой сказки начинается роман Халеда Хоссейни "И эхо летит по горам".
     И опять же, как и в случае с Тигром, я осталась потрясенной, но уж никак не очарованной ею. Но она меня лихо взяла в оборот и потащила за собой через пески пустыни, по которым  отчаявшийся отец Сабур шел продавать свою обожаемую дочь Пари в богатую бездетную семью.
    Я тут явно нахожусь по другую сторону баррикад, но сказка хотя бы в теории объяснила мне мотивы такого дикого поступка, чем руководствовался этот несчастный афганец.
    И если кто не читал эту книгу, я советую. Это лишь одна из вершин тех гор, по которым летит эхо.

+4

298

174840,94 написал(а):

с этой сказки начинается роман Халеда Хоссейни "И эхо летит по горам".

Спасибо)
Я читала у него книгу про мальчика со змеем, как там ее перевели, "Бегущий за ветром"? Тоже жесть жесткая, насквозь мужской мир - и при этом очень хорошая книга. Которую я не стану перечитывать, потому что

174808,244 написал(а):

Вы современные читатели с европейской системой ценностей. Конечно, вас будет скручивать в бараний рог

Вот не понимаю, зачем же мы их читаем? Как те мыши с кактусом.
А придется ведь теперь читать "Эхо"))

+4

299

174840,94 написал(а):

с этой сказки начинается роман Халеда Хоссейни "И эхо летит по горам".

Ли С., да, об этом писателе я и подумала. Удивительно, как летит эхо от одной книги, прочитанной, к другой, новой, и вызывает ассоциации, заставляет думать, вспоминать и искать...
И если мыши, чтобы услышать, надо свеситься в пропасть, то так тому и быть.

174845,8 написал(а):

Вот не понимаю, зачем же мы их читаем?

Думаю, ответ на этот вопрос уже звучал...

174698,8 написал(а):

Но такие сказки, помимо того что злят и будоражат, еще заставляют задуматься

Отредактировано Lea (25.09.20 20:01:20)

+3

300

А я люблю такие истории...
Это ближе мне, чем зайчики и ёжики...
Душа работает...раз есть протест, значит, работает...
И, почему-то...я понимаю мотивы...видимо, слишком много у меня колокольчиков...

+4


Вы здесь » Твоя тема » Ваша проза » Сказка на ночь